Главная  |    Литература  |    Галерея  |    Скачать   |    Видео  |    Статьи  |    Обратная связь  |    Контакты







<< Oktober 2018 >>
  Mo. Di. Mi. Do. Fr. Sa. So.
> 1 2 3 4 5 6 7
> 8 9 10 11 12 13 14
> 15 16 17 18 19 20 21
> 22 23 24 25 26 27 28
> 29 30 31  1  2  3  4





Ван Цзыпин и ушу
Ван Цзюжун, У Чэндэ

Шанхайское педагогическое издательство

1992  

Перевод на русский язык:

С.Л.Березнюк

 Новосибирск, 1994-???? гг.

Родина ушу – Цанчжоу

В провинции  Хэбэй  неподалеку  от  залива  Бохай,  в  240  ли от Тяньцзиня есть маленький уездный центр.  Железнодорожная  станция  там называется «Цансянь»,  но старики говорят:  «Цанчжоу»[1]. Поезд, идущий из Пекина в Шанхай,  обязательно проходит через  это  место.  Так  как вблизи  Цанчжоу  еще  проходит  древний канал,  то здесь сформировался перевалочный порт.  Издавна едущие с юга на север люди  знали,  что  в провинции Хэбэй есть Цанчжоу. Маленькое местечко стало известным.

Земля в  Цанчжоу  всегда была бедной.  В засушливое время куда никинешь взгляд – все вокруг покрыто белым налетом соли: и  разной глубины  ямы,  и  невысокие  хлеба.  Когда  же  впадающая  в море река разливается,  Цанчжоу полностью погружается в воду,  которая полностью размывает  земляные  стены домов,  и тогда повсюду раздаются горестные крики... Однако, по мнению тогдашнего императорского двора, это место лучше  всего  подходило  для  ссылки преступников.  А какое место не в горесть ссыльнокаторжным? Цанчжоу и стал известен как земля горести.

Однако что  сделало  Цанчжоу  действительно  знаменитым,  так это многочисленные практикующие  баши[2] люди.  В Цанчжоу  в  каждой  семье  и  в  каждом дворе есть занимающиеся боевым искусством.  Что видишь выйдя из дому? – тренировку боевых искусств; разговоры в  чайной  -  тоже  о тренировке боевых искусств;  повсюду любое дело обычно связано с тренировкой боевого искусства.  Поэтому  в мире ушу Цанчжоу известен как «гнездо ушу», как место «спрятавшегося дракона и затаившегося тигра». Это не преувеличение, с древних времен в Цанчжоу у  всех – богатых  и  бедных,  взрослых и детей,  мужчин и женщин,  старых и  молодых – тренировка  боевого  искусства  стала повседневным делом, передаваемым из поколения в поколение.

Тренировка боевых   искусств   дала   жителям   Цанчжоу   и   его окрестностей  еще  один  способ  заработка.   Натренировавшись,   одни становились  бродячими  актерами  и  циркачами,  другие шли работать в охранные бюро,  и этим зарабатывали на  одежду  и пропитание.  Со  временем в Цанчжоу стало очень много хорошо владеющих баши, так что даже в самой бедной семье непрестанно тренировали боевое искусство,  что  привело  к  беспрерывному появлению скрывающих в теле удивительную технику.  К примеру прославившийся среди улиней[3]  двадцати трех провинций глава бяоцзюй[4] «Ли Фэнган с двумя мечами» был из Цанчжоу. Он был хуэйцзу[5], люди прозвали его Ли Пятый Отец.

В тот период бяоцзюй  открывались  повсюду.  Они предоставляли   эскорт  для  больших  партий  товаров  или  ценностей, перевозимых из одного места в другое.  В случае встречи с  грабителями эскорт  обращал  их  в бегство,  и охраняемый груз спокойно прибывал в назначенное место.  Бяоцзюй каждой дороги имели  собственные  знаки  и названия,  а  при сопровождении нередко  использовали  ханьбяо. У  бяоцзюй  разных  маршрутов  были  разные  методы. «Ханьбяо» – это издавание вглубь зеленого леса зова примерно такого содержания:  «Мы – такое-то бяоцзюй такой-то дороги,  убирайтесь, а если осмелитесь напасть на охраняемый груз,  то  ничего  хорошего  для себя  не  ждите!»  Каждый  раз,  когда  охраняемый  груз  добирался до очередного пункта,  следовал ханьбяо,  демонстрация  себя  и  своих возможностей. Старики говорят, что в те годы охраняемые караваны могли выглядеть  очень  заносчиво,  на  телеги  водружался   флаг   бяоцзюй, охранники с воодушевлением выкрикивали название бяоцзюй, величественно и строго.  Однако проходя  сквозь  Цанчжоу  караван,  находящийся  под охраной  бяоцзюй  любой  дороги  не  издавал  ни  звука  и  следовал в безмолвии, и лишь перейдя границу уезда Цан вновь разворачивал знамена и издавал     ханьбяо.     Это     называлось  «охранники не задирают Цанчжоу».

«Охранники не задирают Цанчжоу» – это уважение  улиней  к  мастерам  ушу  из Цанчжоу,  вызванное  высокой славой их боевого искусства.  В «Хрониках уезда Цан» зафиксирован один случай, имевший место при династии Цин:

Однажды в  южных  воротах  Цанчжоу   появился   человек,   громко выкликающий кого-нибудь из бяоцзюй. Оказалось, что это – уверенный в себе охранник,  желающий  проверить  боевое искусство Цанчжоу.  Этот  клич  потревожил  знаменитого  преподавателя кулачного искусства Ли Гуаньмина,  жившего на Южной улице.  Он тут же вскочил на быструю лошадь и погнал вперед, сразу обогнав охраняемую телегу.  Прямо  впереди  была  каменная   мемориальная   колонна.   Ли Гуаньмин сжав ноги метнул тело вверх, и только и было видно, что две его руки,  захватившие поперечную перекладину мемориальной колонны, да висящая лошадь,  зажатая между ногами.  И человек,  и лошадь висели не доставая до земли.  Зажатый в воздухе скакун изо всех сил бил копытами и громко ржал,  но не мог вырваться из ног Ли Гуаньмина.  Увидев это величественное зрелище охранник посерел от страха и  подумал:  «У  этого учителя  кулачного  искусства  сила - как у святого,  как я могу ему противостоять?» – и он тут  же  упал  на  колени,  непрерывно  прося прощения.  Ли  Гуаньмин  оглянулся,  рассмеялся,  отпустил  колонну, подхлестнул лошадь и ускакал.  Эта история быстро  распространилась  в мире ушу,  и все знали,  что это – очередное потверждение того,  что «охранники не задирают Цанчжоу».  Все охранники караванов,  следуя через Цанчжоу,  очень  уважали цанчжоуских  мастеров,  цанчжоуские  молодцы  также отличались хорошим гостеприимством,  и они приветствовали друг  друга  согласно  этикету, позволяли   охраняемым  грузам  спокойно  следовать  дальше  и  желали уходящим друзьям мирной дороги.

Боевое искусство передавалось в Цанчжоу из поколения в поколение, и  с  течением времени во множестве появлялись все новые и новые люди, владеющие им на высоком уровне.

В годы народных страданий в  трудных  условиях  они  мучительными тренировками вырабатывали изумительное мастерство, но для мастерства многих храбрецов так и не нашлось  применения,  много  отличных  техник  было утрачено.

Однако трудности могут отлично закалить человека.  Последнее столетие Цанчжоу жил под влиянием нескольких поколений героев,  среди которых было немало внесших вклад в дело расцвета китайского ушу и вписавших яркие страницы в его историю.

Господин Ван Цзыпин и был одним из представителей зародившегося в Цанчжоу поколения наставников и улиней недосягаемого совершенства.  Он является не только славой Цанчжоу,  но и  гордостью  всего  китайского народа.



[1] До буржуазно-демократической революции провинции делились на округа-чжоу, после революции стали делиться на уезды-сань. Таким образом оба названия, фактически, означают одно и то же: «округ Цан» или «уезд Цан».

[2] Так в годы правления династии Цин часто называли боевые искусства.

[3] «Улинь» переводится как «мир боевых искусств», может означать и людей, занимающихся боевыми искусствами

[4] Охранного бюро

[5] Т.е. мусульманином, не ханьцем (китайцем).

Потомок «Толсторукого Вана»

Цанчжоу – небольшое  местечко,  он  делится  на  район  внутри городских стен и район вне  городских  стен.  Здесь  живут  вперемешку ханьцы,  хуэйцзу  и  манчжуры;  хуэйцзу  составляют наибольший процент населения,  живут компактно в районе  вне  городских  стен,  их  жизнь наиболее  тяжела.  Разграничительной  линией  служат перекрещивающиеся улицы,  которые также четко разделяют людей по уровню жизни;  говорят: «Восточный конец бедный,  западный (вместе с северным) – богатый, а внутри  городских  стен – серединка  на  половинку».  Этот   нищий восточный  конец  и  является  районом компактного проживания хуэйцзу. Длившееся  в  течении  долгого   исторического   периода   притеснение малочисленных народов придала жизни хуэйцзу такую отличительную черту, как  разобщенность   с   ханьцами.   Эта   разобщенность   создавалась господствующим  при  старом  режиме  классом,  цанчжоуские  старейшины часто,  вздыхая,  говорили:  «Вражда между хуэйцзу и  ханьцзу,  между младшим  и старшим братом была спровоцирована,  временами схватывались на жизнь и смерть,  обе стороны не понимали,  что их дурачат,  сколько народу в те годы было наказано!»

На восточной  окраине  имеется большой каменный мост,  поблизости расположена  древняя  мечеть.  Первоначально  это  был  храм  Бэйдасы, немалого  размера:  9 на 9 – 81 помещение.  Мечеть является центром жизнедеятельности района компактного проживания хуэйцзу,  она является как  местом  изучения  гражданских  наук,  так  и  хорошим  местом для тренировки боевого искусства.  Здесь  имеются  залы,  где  преподается Коран  и  дается  бесплатное  начальное  образование для детей.  Из-за тяжелых условий жизни у местных хуэйцзу не было возможности  ходить  в школу,  и  главы  семей отправляли детей в мечеть изучать канонические тексты, сознавая,  что это тоже необходимо  для  верующего.  Тогдашние люди были малокультурными, неграмотными, и не подозревали, что это – изучение восточного языка,  что если хорошо учиться, то можно овладеть иностранным  языком – арабским.  Каждый год во время Рамазана мечеть становилась еще более многолюдной,  верующие  ежедневно  приходили  на богослужения, многие люди молодого и среднего возраста даже жили в это время в мечети не возвращаясь домой.  Это было удобно  не  только  для религиозной  деятельности,  каждый  день  по  окончании  поста  (т.е. вечером) могла начаться тренировка боевого  искусства.  Временами  это происходило  в  форме  взаимообучения тех кто был внутри мечети и тех, кто был вне,  а иногда люди  собирали  деньги  и  приглашали  учителей прийти  и  «поучить на площади»,  ибо большой двор мечети был хорошей площадкой для тренировки боевых искусств. Так было не только в уездном центре, так было и в близлежащих деревнях – Мэнцунь, Цзеди, Лур, поэтому целый ряд волостей уезда Цан и множество деревень также  стали известными благодаря занятиям боевыми искусствами.

Ван Цзыпин  появился  на свет в одной из семей хуэйцзу в Цанчжоу, где занятия  ушу  были  семейной  традицией.  Его  детство  прошло  на «Родине  ушу»,  все  люди  и  дела,  которые  он видел и о которых он слышал,  были связаны с тренировкой боевых искусств,  и естественно он также   попал   под   благотворное  влияние  вышеописанного  «изучать гражданское и тренировать военное».  Благодаря своему острому  уму,  а также  усердию  и прилежанию он после короткого срока изучения канонов смог читать наизусть стихи из Корана, и из-за своих успехов в изучении арабского языка прославился как «второй мулла»!  Еще больше он обожал ушу,  усердно  тренировался  и  не  изменял  ему  всю  жизнь,  став  в конце-концов представителем его очередного поколения.

Помимо мечети   были   и   другие   места   для  занятий  боевыми искусствами,  например находящийся в юго-восточном углу Цанчжоу внутри городской   стены   древний   храм  Тяньцимяо.  Когда-то в нем проходили пышные богослужения,  но с  тех пор  прошло  уже  много лет,  храм не ремонтировался,  богослужений не проводилось, но зато было несколько десятков пустых пришедших в упадок просторных   помещений,  удобных  для  тренировок  боевых  искусств  и прогулок на свежем воздухе.

Этот храм был поблизости от мусульманского района,  сразу направо за  дыркой  в городской стене после выхода из мусульманского квартала, поэтому хуэйцзу часто приходили туда потренироваться.  Люди из  разных мест   приходили   сюда   посмотреть   на  тренирующихся,  иногда – посостязаться, обменивались опытом.

Однажды летним вечером свыше двадцати человек собралось на пустом пространстве  перед воротами,  чтобы потренироваться при лунном свете. Два длинных флагштока отбрасывали на землю свои тени,  а на  них  была квадратная  площадка.  Натренировавшись вволю люди присели на каменные ступеньки перед воротами,  чтобы передохнуть  и  поговорить  о  гунфу. Налетел  ветер,  и люди расслабились в его прохладе.  Но что это ветер принес  с  собой,  маленькие  листики?  Люди  стали  их  поднимать   и внимательно рассматривать.  Нет,  не листья,  а шелуха от арахиса.  Но какой арахис в три часа ночи в этой глуши?  В  недоумении  люди  стали всматриваться вверх,  невольно испугавшись: оказывается, шелуха падала с площадки.  «Что это?» – подумали все,  увидев,  что  на  площадке кто-то  есть!  Это  истинное  мастерство,  ибо  не  владея  искусством облегчения тела туда забраться было  невозможно,  ведь  эти  флагштоки были выше городских стен.  По словам старожилов стены были высотой в 3 чжана 6 чи[1],  и перелезть через них  было  делом  нелегким. Если  не  владеть  искусством  облегчения тела,  то один взгляд вниз с площадки мог вызвать головокружение.

Все истории про цанчжоуское гунфу абсолютно достоверны.

Дед Ван   Цзыпина   по   отцу   был    известен    повсюду    как «Переворачивающийся  на  турнике»,  отец  Ван  Цзыпина  имел прозвище «Толсторукий Ван».  Так как Ван Цзыпин  в  молодости  часто  наблюдал многочисленные   изумительные   техники   этого   пожилого   человека, всестороннее гунфу отца, то под его влиянием он еще больше укрепился в своих намерениях.

Про отца Ван Цзыпина – Ван Фухуна – также ходит много историй.

От природы  у него была только толщина.  Тело имел огромное как в высоту,  так и в ширину, весил свыше двухсот фунтов, голос был подобен звуку колокола, ладони были похожи на небольшие пальмовые веера. Очень велик был обхват поясницы.  Когда Ван заходил в лавку купить ткани  на штаны,  один приказчик не мог обхватить его за поясницу, и приходилось звать на помощь второго.  Могут ли движения  быть  ловкими  при  столь огромном теле? В данном случае – да. Фуе был искусен в кулачном бое, борьбе,  упражнениях на турнике,  сальто, упражнениях китайского цирка на вертикальном шесте,  прыжках через скакалку,  плавании и поднимании тяжестей.  Тело у него было ловкое  до  предела,  руки  скорые,  глаза быстрые.  За  искусность в воде его прозвали «белая полоска в волне». Силой рук  он  также  превосходил  других  людей,  и  потому  является популярным персонажем историй о легендарных героях из Цанчжоу.

В то  время  в Цанчжоу было три силача:  У Бо,  Май Бо и наиболее уважаемый – Ван Фуе,  отец Ван Цзыпина.  Все  трое  были  хуэйцзу  и являлись  старыми  друзьями  и  побратимами.  Они  вполне  оправдывали прозвище «силачи» и было трудно выделить лучшего. Стоило им собраться втроем и разговориться, как их тут же окружали земляки, прося немножко потренироваться, чтобы все могли посмотреть. Они весело посмеивались и никого не разочаровывали.

Объектом показухи  был каменный каток,  используемый для обмолота зерна или выравнивания почвы, формой похожий на пивной бочонок. С этой каменной игрушкой нелегко играть: бей его, толкай – ему хоть бы что, ведь он овальной формы и  свыше  пятисот  цзиней  весом[2],  такой  и  не ухватишь.  Наша  троица  демонстрировала  свою силу,  устраивая что-то вроде игры в закидывание  мешка  с  песком  на  верхнюю  полку.  У  Бо подходил   к   катку,  нагибался,  расставлял  руки,  зажимал  кистями противоположные концы катка,  и с выдохом делал движение  «небожитель поднимает  корзину»,  выпрямляясь и поднимая каток до уровня поясницы. Это трудная вещь,  ибо разведение рук не позволяет направить  их  силу вверх,  и  этот  подъем  демонстрировал  мощную  силу  рук и поясницы. Подбадриваемый криками толпы,  У преспокойно опускал каток обратно  на землю, а люди аплодировали и кричали «Хао!». Май Бо, подойдя к катку, брал его таким же образом, но поднимал выше, чем У Бо, используя прием «передвинуть  горы  и  заполнить моря»,  и бросал каток Фуе,  который стоял к нему лицом на расстоянии  двух  метров.  Такая  сила  может  и испугать   людей!   Только  и  было  видно,  как  Фуе  поднимал  руки, преспокойно ловил каток и  гордо  задрав  голову  поднимал  каток  над головой,   используя   прием  «живой  будда  подпирает  небо».  Толпа приветствовала это парное  выступление  одобрительными  возгласами.  В этот  момент  Фуе  с громким выкриком применяя прием «метеор догоняет луну» швырял каток далее чем на два чжана, тот со звуком приземлялся и продолжал  катиться вперед.  У всех земляков от этой демонстрации силы замирало дыхание.  Они выдыхали только  увидев  клубящуюся  за  катком лессовую пыль. Тут же раздавались эмоциональные восклицания: «Вот это сила! Фуе и вправду силен!»

Ну а троица,  раскланиваясь,  лишь посмеивалась. Ни у кого из них не менялся цвет лица и не терялось настроение.

Таким образом нужно только дойти до большого  каменного  моста  и спросить местожительство  Ван Фуе – любой покажет,  а обладающие гунфу старцы еще и вспомнят его самого.

Помимо огромной  силы  рук, Ван  Фуе  еще  славился повсюду своим умением делать сальто. Несмотря на свою огромную толщину, высокий рост и  вес  более чем в 200 фунтов,  он делал сальто лучше других!  Даже в семидесятилетнем возрасте он мог делать сальто как с земли,  так и  из воды.

Достаток семьи Ван Фуе был невелик,  жили за счет продажи рыбы. В Цанчжоу много ям,  в которых временами заводилась  рыба,  и  в  случае ненастной  погоды  после большого дождя Ван Фуе отправлялся за ней.  В это время земля покрывалась грязью, в которую ноги при стоянии на краю ямы уходили по икры, подобно глубоко врытым столбам.

Все его земляки знали, что после дождя Ван Фуе обязательно пойдет к ямам за рыбой,  и иногда шли за ним, чтобы поразвлечься. После того, как  он  набирал  рыбы зрители  подзывали  его  и  просили  устроить представление.  Фуе никогда не  отказывался  от  возможности  устроить представление  для  земляков  и  радостно отвечал «Хао!»,  после чего выкрикивал «Хоп!» и с места делал сальто,  а зрители  рукоплескали  и подбадривали  его  криками.  Сальто  подобно  кувырку  выполняемому  в воздухе,  и само по  себе  нелегко  без  разбега  и  подготовительных движений,  что  требует  хорошего мастерства,  а уж выполнение такого сальто в более чем семидесятилетнем возрасте,  при весе свыше  двухсот фунтов,  стоя по колено в грязи свидетельствует об огромном мастерстве и силе.  Профессионалы знают,  что в искусстве  «выдергивания  ростков лука  из  песчаной почвы» сальто является наиболее трудным,  а Ван Фуе еще и усложнял его, выпрыгивая из грязи, что свидетельствует об особом мастерстве. Поэтому земляки Фуе были готовы быть забрызганными грязью, лишь бы посмотреть на его искусство.  В случае хорошей погоды и ясного дня его иногда просили продемонстрировать свое искусство в воде,  и он спускался в воду и делал сальто там.  Только и видно,  как он делает в воде  переворот за переворотом,  вновь и вновь белой полоской возникая из реки. За это его и прозвали «белая полоска в воде».

Ван Фуе был также знаменитым в уезде мастером шуайцзяо[3],  и даже в преклонном  возрасте  его часто окружали мальчишки,  требуя,  чтобы он научил их приемам борьбы. Будучи редкостным мастером баши, он в более чем семидесятилетнем возрасте сохранил ловкость и силу захвата,  быстроту и живость броска.  Любил возиться с молодежью,  а  если  иногда  какой-нибудь  птенец хотел испытать гунфу «старика»,  то «старик» не гневался,  а швырял того на землю,  одной техникой показывая тому его место, и щадя побежденного. Но тех, кто не взирая ни на какие доводы рассудка хотел побороть его – не щадил.

Рассказывают, что однажды,  когда он проходил мимо площадки,  его окружила толпа подростков,  схватила за руки, и стала требовать, чтобы он поучил их шуайцзяо.  Фуе,  смеясь, заголосил: «Хорошо, хорошо! Я не уйду!» Все обрадовано приготовились тренироваться.  В этот момент мимо проходили три солдафона.  Им было лет по тридцать,  были они неплохого телосложения и немного заносчивы. Увидев происходящее, и не имея ни на грош культуры  эти  трое  зашушукались:  «Эй!  Этот  старикан  еще  и бороться  может?  Телом  велик и годами не молод – а бороться».  Они подошли со словами: «Мы трое тоже любим позабавиться борьбой и хотели бы поучиться у почтеннейшего». Все взволновались – неизвестно откуда взявшиеся три  юнца  не  знают  Фуе.  Фуе  с  первого  взгляда  понял: пришедшие – не искусны, и не стал ничего делать, а только усмехнулся и сказал: «Вы трое не являетесь мастерами, а уже лезете бороться. Еще скажут,   что  я – старый  человек – оскорбляю  молодежь.

  
Информация



Изображение по теме

Связанные статьи


Ссылки по теме