Главная  |    Литература  |    Галерея  |    Скачать   |    Видео  |    Статьи  |    Обратная связь  |    Контакты







<< November 2019 >>
  Mo. Di. Mi. Do. Fr. Sa. So.
>  28  29  30  31 1 2 3
> 4 5 6 7 8 9 10
> 11 12 13 14 15 16 17
> 18 19 20 21 22 23 24
> 25 26 27 28 29 30  1





ТУАЛЕТЫ И УРНЫ В КУЛЬТУРАХ НАРОДОВ МИРА
КИТАЙ
 

Великое, как известно, в малом. Часто, попадая в чужую страну, где вовсю говорят на чужом языке и ведут себя по-чужому, обращаешь внимание на мелочи, тем сильнее бросающиеся в глаза. Ну вот, например, выходишь из международного аэропорта во Франкфурте-на-Майне, садишься в такси, едешь в город и на десятой минуте путешествия понимаешь: что-то не так. Все (и турок-водитель) говорят по-немецки, придорожные указатели художественно выполнены на том же языке, но к этому вы подготовились еще дома и понимаете, что дело, безусловно, не в том. Вас тревожит что-то такое непонятно-необъяснимое, вы начинаете беспокойно озираться и ощупывать себя руками: все ли на месте. И тут вас осеняет: машина идет ровно, как по маслу, вас не трясет на выбоинах и прочих кочках. А на спидометре — сто двадцать километров в час. То же самое можно наблюдать и в самолете, когда вы пересекаете государственную границу. Казалось бы, один и тот же воздух, только тут трясет, а там — нет. Что же говорить о наших восточных соседях, разнящихся с нами буквально во всем, начиная от того, с какой стороны надо отгибать пальцы при счете и заканчивая тем, в какую очередь следует есть суп! Одним из самых сильных впечатлений, которое я получил в Пекине зимой 1986 г., выходя из своей гостиницы и высматривая, куда бы деть пустую пачку из-под сигарет, было столкновение с местной урной: справа и слева от входной двери я увидел пару сидящих лакированных львов, из разинутых пастей которых торчали бумажки и кожура от бананов. И это после наших родных разбитых и потерявших всякий вид жестяных ведер! Именно тогда я почувствовал пробуждение живого интереса к подобного рода бытовым мелочам. Будучи позже в Китайской Народной Республике, я и мои коллеги (среди которых я с удовльствием назову Е. А. Торчинова, М. Е. Ермакова и А. И. Кобзева) уделили немало времени полевым наблюдениям над предметами быта, обыкновенно не привлекающими внимания страноведов. Некоторые краткие и далекие от полноты заметки по этому поводу и предлагаются ниже вниманию читателя.

Урны

Феномен китайской городской урны (гописян) трудно переоценить. Источники не донесли до нас каких-либо вразумительных сведений об урнах китайской древности, хотя, возможно, будущие исследования дадут в руки ученых материал такого рода. В современном Китае в сельской местности институт урны отсутствует, что, как будто, не удивляет; в поезде (класса плацкарт и выше) ее функцию выполняет железный (пластмассовый) подносик с высокими краями: накопившийся в нем мусор проводник (проводница) помещает в специальный совок — жестяной ящик на длинной ручке и с откидывающейся крышкой, а затем ловким отработанным движением отправляет не глядя за окно. В обыкновенном жестком сидячем поезде подносики, как промежуточные накопители, как правило отсутствуют, мусор громоздится на столиках и просто на полу и утилизуется проводником посредством указанного совка каждые тридцать-сорок минут. Китайская городская урна разбивает напрочь все традиционные представления об этом немаловажном предмете, столь желанном во многих местах наших городов. Китайские урны следует различать в первую очередь по форме: они бывают о четырех стенках, фигурные и цилиндрические. Последнее — явно не типично и суть продукт влияния западной, главным образом американской, цивилизации. Такие цилиндрические урны нетрудно опознать, и попадаются они, как правило, в городских районах, где иностранное присутствие чувствуется сильнее всего: у заведений типа «Kentucky Chicken» и т. п. Главным типом китайской городской урны является четырехгранное, несколько расширяющееся кверху сооружение, высотой около метра, крытое четырехскатной (реже круглой) крышей. За ним следуют урны конусообразные, также с крышей. Бестолковый турист завороженно смотрит на сооружение и тщетно пытается понять его предназначение. Местные жители в душе над ним смеются. И это понятно: на многих подобных строениях иероглифами выведено, что они — урны. Нередко надпись выполнена вполне каллиграфически, в подражание древним архаическим почеркам. В Пекине такие урны красят часто в салатный цвет, а крышу — в черный, что, впрочем, правилом не является, поскольку никакого явного канона для окраски урн не существует. Во всех четырех стенках урны имеются прямоугольные (овальные) отверстия, достать до которых рукой нормальный человек может только нагнувшись. Эти отверстия, собственно, и служат для сбора разного рода мусора. Часто вместо одного из них присутствует дверца, запертая на висячий замочек; через эту дверцу происходит удаление накопленного. В подобную урну трудно плюнуть, да этого никто и не пытается делать: все с чувством плюют на низлежащую поверхность, а в помещениях — в горшкообразные низенькие белые плевательницы, наполненные водой. Интересно, что эти «дома мусора» имеют, кажется, свои часы работы: однажды поднявшись в непозволительно ранний час, я попытался выбросить в одну из них мелкую дрянь и не смог этого сделать, ибо все отверстия были плотно закрыты шторками. Но наиболее поразительно в четырехгранных городских китайских урнах то, что они строго ориентированы по сторонам света , и это каждый любопытствующий может проверить с помощью самого обыкновенного компаса. Не смотрящие своими черными окошками на юг, север, запад и восток урны крайне редки и оказываются в таком совершенно несвойственном им положении лишь по принуждению: из-за ремонта дороги или какого-то происшествия. На периферии воображение местных властей часто порождает несколько иные формы урн, восходящие все к тому же четырехграннику. Так, в городе Ханьгу (недалеко от Тяньцзиня) преобладают урны, напоминающие дома для птиц или почтовые ящики американского образца — такая урна покоится на довольно высокой ножке и имеет всего два отверстия, что, однако, не мешает ей быть строго ориентированной по сторонам света. Некоторые отклонения от нормы встречаются также в парках, часто посещаемых иностранцами; зачастую именно для них китайская надпись на урне дублируется английской. Городские урны расположены крайне неравномерно. Так, они стоят кучно в местах общественного досуга (сады и парки), заботясь о чистоте окружающей среды. Количество урн резко возрастает в районе расположения мест удовлетворения большой и малой физиологических потребностей. Несознательные гуляющие, однако, часто игнорируют дома мусора и мечут отходы куда попало. Что до урн фигурных, то это, главным образом, урны зверомордые, в первую очередь уже упомянутые выше лакированные львы. Китайский лев отличается мелкостью размера и выпученными глазами, что нашло достойное отражение в зверомордых урнах, каковые со всей благожелательностью, задрав морды, подставляют потоку бумажек, банок и бутылок свои немалые рты, украшенные рельефно выполненными клыками. Иногда в этой же функции выступают драконы. Зверомордые урны локализуются у гостиниц, входов в музеи, универмаги и прочие места общественного досуга и создают вполне возвышенное настроение, готовя посетителя к встрече с прекрасным. Интересное сочетание четырехгранных и зверомордых урн мы нашли в пекинском парке «Да гуань юань», воссоздающем место действия и облики главных героев и героинь (в виде восковых статуй) известного романа «Сон в красном тереме». Там перед входом можно видеть абсолютно черные четырехгранные урны с положенными четыремя отверстиями, под каждым из которых имеется выкрашенное золотой краской изображение звериной морды (предположительно, это тоже лев) с кольцом в зубах. Величественное зрелище!

  
Информация



Изображение по теме

Связанные статьи


Ссылки по теме